Но непримирима была Климова, когда сталкивалась с человеческой жестокостью.

Остался в памяти на всю жизнь страшный печальный случай.

В десятом часу вечера раздался звонок, и вот уже мчится наша машина к парку, мы забираем израненную овчарку, привозим ее в лечебницу. Начинается операция…

Пока собака погружалась в сон, пока ее оперировали, зашивали, смазывали раны, мозг животного пронизывали страшные видения.

Ее хозяин, мальчишка лет четырнадцати, Алеша Попов поссорился с приятелем, уличив его в нечестности, трусости. Тот решил отомстить.

Вечером Алеша гулял в парке с полугодовалой овчаркой Райдой. Алеша бросал палку, а Райда, выполняя команды, приносила ее. Неожиданно раздался грохот, Райда остановилась, припадая на передние лапы. Еще один удар… Собака упала, заскулив от непонимания и боли. Алеша застыл в оцепенении. Очнувшись, готов был бежать к ней, своей умной и доброй Райде. Но двое парней, вышедших из-за деревьев, завернули ему руки за спину.

— Ты предал нас. Теперь смотри, как мы будем предавать тебя.

Еще двое ребят вышли на поляну. В руках у них были увесистые палки. Бывший приятель Алеши стал бить собаку. Удар! Еще, еще! Райда взвизгнула. Она видела, что и Алеша в беде. Хотела ползти к нему…

— Не смейте! Слышите?! Не смейте! Лучше бейте меня!

Чуть живая Райда все ползла и ползла. Ребята отпустили Алешу: они были ошеломлены преданностью собаки.

Алеша никогда не плакал, но Райда, уже теряя сознание, ощутила что-то теплое и соленое на своей мордочке. А еще она запомнила тепло Алешиных рук…

Через три часа мы с Натальей Федоровной закончили операцию. Райда, очнувшись, лизнула мне руки, еще пахнувшие йодом. И этот знак бессловесной собачьей благодарности навсегда остался в моей памяти.

Утром после бессонной ночи Наталья Федоровна поехала в школу, где учился Алеша. Четверо были найдены в тот же день. Вечером актовый зал был набит до отказа…

На школьную сцену поднялась уже немолодая седовласая женщина. Она обвела ребят спокойным и печальным взглядом и начала говорить. Наталья Федоровна рассказала о собаках, которым поставлены памятники, о собаке-поводыре, которая водила по улицам ее ослепшего на войне друга, о собаках-миноискателях, подрывниках танков, о собаках-водолазах, спасающих людей, и о многих других профессиях наших четвероногих друзей.

— Мы сделали все, чтобы спасти Алешину овчарку, — говорила Наталья Федоровна. — Но к пограничной службе она теперь будет непригодна. А ведь Алеша растил ее, чтобы она защищала наш с вами покой. И оправдания людям, поднявшим руку на беззащитное существо, нет…

Она медленно сошла со сцены. Потом мы с Натальей Федоровной шли по темнеющим улицам, и она все повторяла одну и ту же фразу: «Как могли вырасти такие дети? Они — не люди…»

Наталья Федоровна все говорила и говорила о людях прекрасных и добрых, об их отношениях с четвероногими друзьями. Она как бы старалась уравновесить зло добром. Но зло оставалось на своей чаше, возмущало и не позволяло его забыть. Да, в доме обязательно нужно иметь животное.

— Основное, главное — не только поражающее нас послушание собаки, ее удивительный инстинкт, способность воспринимать желания человека, но и то, что своей привязанностью она воспитывает самого же человека, делая его добрее, спокойнее, умнее, выращивая своим зерном добра целые колосья, поля.

— Война оставила тяжелое наследство. Потеря родных, бомбежки, голод, эвакуация — все это не могло не отразиться на психике детей, — так начала свой рассказ Климова. — В одном из детских домов недалеко от Москвы жили сироты, привезенные из разных республик. Здесь их окружали добрые заботливые люди. И дети постепенно оттаяли, забыли об ужасах недавнего прошлого. И только шестилетние Наташа и Олег из Орла, на глазах, которых от взрыва мины погибли отец, мать и старшая сестра, по-прежнему ничего не ели и целыми днями молчали. Ни микстуры, ни вкусная, почти домашняя еда, ни участие педагогов и ребят не помогали. Было решено отправить их в больницу.

— Но случилось чудо!

Наташа и Олег сидели на бревнышке, к ним подсел сторож Иван Никитович и протянул коробку. На дне лежал маленький пушистый комочек.

Щенок рос, а из глаз близнецов исчезала скорбь. Первое слово, произнесенное ими, было обращено к щенку: «Шарик, Шарик!».

К детям вернулась жизнь.

В наше время это назвали бы психоанимали-терапией. Теперь врачи-психоневрологи иногда берут себе в помощники собаку. Это помогает излечивать людей от нервных стрессов, тяжелых психических травм, — закончила свой рассказ Наталья Федоровна.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

ПОЛОВАЯ СТЕРИЛИЗАЦИЯ
Термином «половая стерилизация» обозначают хирургические операции на половых органах или иные воздействия, направленные на искусственное нарушение способности животных воспроизводить потомство. Со ...

Управление как система
Управление как система включает в себя управляющую и управляемую подсистемы, называемые соответственно, субъектом и объектом управления. В современной социологической литературе за термином «упр ...

РАЗВИТИЕ ФАРМАКОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТИ СОБАК В ОНТОГЕНЕЗЕ
Под онтогенезом понимается индивидуальное развитие организма, включающее все изменения, претерпеваемые им от момента его зарождения до смерти. Степень зрелости и функциональная активность систем и ...